Фатима (Анастасия) Ежова

Ислам – религия пассионарного взрыва или бесстрастного покоя?

  • News Code : 184258
  • Source : al-khorasani.livejournal.com
Разговоры о необходимости развивать в России исламскую художественную литературу становились все более актуальными по мере того, как Ислам в нашей стране начал подниматься на ноги.

В конце 90-х – начале «нулевых» возникло множество доселе не существовавших мусульманских организаций, стали открываться исламские сайты, наряду с прежними официозными деятелями и независимыми харизматическими фигурами появились новые «звездные» имена. Исламская среда в России стала интереснейшим феноменом, средоточием бурлящей жизни, мусульмане принялись обмениваться свежими идеями, вести полемику по вопросам доктрины, богословия, политики, права. Кроме того, Ислам начали активно принимать русские, то есть в лоне российской уммы появились представители новой нации со сложившимся менталитетом, историческим самосознанием и богатейшей культурой.При этом стержнем, на котором зиждется данная культура, является – вопреки набившим оскомину стереотипам – отнюдь не православие, ибо русская религиозная жизнь исстари отличалась наличием оппозиционных по отношению РПЦ течений и т.н. «сект». В основе русской культуры лежит феномен русской литературы, и это же является фактором, объединяющим русских вне зависимости от их конфессиональной принадлежности. Поэтому то, что по мере развития исламского сообщества в России был поднят вопрос о литературе и, в частности, была учреждена премия «Исламский прорыв», не удивительно. Хотя это сообщество состоит преимущественно не из русских, все его члены в той или иной степени соприкоснулись с русской культурой, испытали на себе ее влияние, вместе с тем, сохранив верность собственному национальному менталитету и традициям, укладу жизни, алгоритму миропонимания.Это породило новые яркие культурные феномены, послужило прологом к культурному синтезу, который происходит на наших глазах, в том числе и благодаря росту исламского самосознания российских мусульман. Ведь сказано в Священном Коране: «О люди! Воистину, Мы создали вас из мужчины и женщины и сделали вас народами и племенами, чтобы вы узнавали друг друга, и самый почитаемый перед Аллахом среди вас – наиболее богобоязненный. Воистину, Аллах- Знающий, Ведающий».(49:13), «Из Его знамений – разнообразие ваших языков и цветов [кожи]. Воистину, в этом – знамения для тех, кто обладает знанием» (30:22).Примечательно, что «виновником» первого знакового литературного события в исламской среде стал не русский мусульманин, а сын татарского народа – древнего, обладающего развитой культурой и собственным исторически сложившимся взглядом на Ислам, богатого талантливыми людьми, чей потенциал в дальнейшем будет раскрываться еще больше, даром что знаковых фигур в российском Исламе из числа татар очень много уже сейчас. Роман молодого писателя Ильдара Абузярова «Хуш» выдвинут на «Национальный бестселлер». Этот литературный опыт, к слову, не является для него дебютом. В 2000 году вышла его книга «Осень джиннов», в 2005 году два его рассказа были включены в шорт-лист Премии имени Юрия Козакова. Книги Абузярова переводились на некоторые европейские языки – немецкий, шведский, чешский.Словом, имя для российской литературы не новое. Однако сам роман – событие для исламской уммы беспрецедентное. До его появления художественная проза и поэзия, претендовавшая на статус «исламской», была либо отмечена печатью причудливого ориентального узора, либо имела привкус маргинальности, будучи понятной только лишь отдельным узким средам и субкультурам. В частности, роман русского мусульманина Дмитрия Ахтямова «Исламский прорыв» вызвал определенный резонанс, ибо прототипами его героев стали члены только появившейся на тот момент Национальной организации русских мусульман (НОРМ), однако не дотягивал до подлинного литературного события ни по своей фабуле, ни по стилю.В романе «Хуш» впервые нашли свое отражение те идеи, которыми в реальности живет и дышит полиэтничное российское исламское сообщество, те тенденции, которые в нем прослеживаются, новые веяния, которые в нем появляются, те дискуссии, которые в нем вспыхивают, те противоречия, которые его сотрясают. Ильдар Абузяров чутко улавливает их суть и скорее ставит вопросы, нежели дает готовые ответы – хотя собственно авторская позиция в романе также звучит. И эта позиция во многом продиктована специфическим татарским восприятием Ислама, формировавшимся веками и обусловленным природными, историческими, культурными условиями. А это делает роман еще более актуальным, поскольку народов, входящих в российскую умму, много, и хочется услышать голос каждого. И этот голос служит мусульманской лептой в литературу в нашей стране, которая, несмотря на все трагические перипетии ее истории и тотальную деградацию общества, остается живой.На ярко-оранжевой обложке романа красуется отзыв одного из признанных ныне живущих мэтров прозы Захара Прилепина: «Я воспринимаю Ильдара, как редкое, ни на кого не похожее литературное явление…и я действительно уверен в сказанном: Ильдара еще ждет большой успех…»Авторский стиль Абузярова действительно самобытен. Мир его героев весьма необычен, ибо включает себя не только и не столько людей, но и пространство, города, здания, живые энергии. Автор выносит их на первый план, исследует, описывает, размышляет об их сути. Именно поэтому Абузяров – скорее художник-пейзажист, нежели портретист. Человеческие образы подобны карандашным зарисовкам, эскизам. Благодаря увлекательному сюжету роман очень кинематографичен: так и хочется экранизировать его, чтобы «дорисовать» персонажей, чего не делает сам автор.Но тонкие энергии, исходящие от людей, от города, от пространства, чутко улавливаются писателем и облекаютя в красочную художественную форму, рождая роман-фантасмагорию, роман-сказку, роман-интригу, в котором, вместе с тем, находят свое воплощения размышления автора над такими проблемами, как социальная несправедливость, контраст между безумной роскошью и удручающей нищетой, природа бунта и страсти, сущность свободы. Как мусульманин Абузяров рефлексирует и над текстом Священного Корана и хадисами и их смыслами, осмысливает положение мусульман в современном мире, специфику их мировосприятия.Кто главные герои романа Абузярова? Это, собственно, сам современный мир, метафорически изображенный в виде роскошного отеля «Эльбрус», соседствующего с жалкими лачужками. В нем столы ломятся от аппетитных яств, в ванны наполняются шампанским, а по устланным мягкими коврами коридорам можно разъезжать на персональном авто. В нем очаровательная девушка-теннисистка, ангельское создание в воздушном белом платьице, получает приз размером в миллион долларов – а это больше, чем может заработать себе целый бедняцкий квартал в нищей мусульманской стране. Все виды богатств в этом отеле наличествуют в таком количестве, что от их богатств тошнит и мутит, как вывернуло наизнанку восточного юношу Али, объевшегося изысканных блюд. Отель – прообраз либерального «рая на земле» и прототип «земного рая», в реальности предназначенного для пресловутого «золотого миллиарда». Только этот «рай» является издевательской, комичной в своем брутальном буквализме пародией на Рай Божественный, обещанный Всевышним Аллахом в Коране. Именно поэтому не самого религиозного юношу, во многом идущего на поводу у своих страстей вопреки установлением Ислама, в этом отеле постоянно тянет читать намаз. Он хочет очиститься от дурных энергий отеля, являющимся символом высокомерия богачей, материального процветания, выставленного напоказ для унижения бедняков. «Есть такие отели, про которые говорят, что они взлетят к Аллаху, если только хватит тротила». Эта фраза рефреном повторяется во многих частях романа. И неспроста – ведь отель действительно попытаются взорвать. Но об этом – чуть позже.Другой персонаж романа – это пространство России, мистическое, полное противоречий, в чем-то зловещее и, вместе с тем, светлое, чистое, как белый снег, мягко осыпающийся на землю за окнами отеля, утопающего в кричащем богатстве и нарочитом шике. Оно является контрапунктом по отношению к источающему миазмы роскоши, бравурному, словно огромный свадебный торт, отелю. Оно молчаливо наблюдает за ним, затаив злобу, выслеживая его, как опасного врага. Стремится уничтожить его, как раковую


پیام رهبر انقلاب به مسلمانان جهان به مناسبت حج 1441 / 2020
Нет
We are All Zakzaky