Аятолла Месбах Йазди

Свобода с точки зрения Ислама (2)

  • News Code : 182313
  • Source : Imamat-News
«Воистину, те, которые не веруют в Аллаха и Его посланников, хотят различать между Аллахом и Его посланниками и говорят: «Мы веруем в одних и не веруем в других», – и хотят найти путь между этим, являются подлинными неверующими. Мы приготовили для неверующих унизительные мучения» (Сура «Ан-Ниса’», 4:150-151).

Разница между исламским и западным взглядом на допустимые границы свободыМы установили, что все разумные люди в мире отвергают идею абсолютной свободы. Мы не знаем никого, кто бы сказал, что любой человек может делать что угодно, когда он того пожелает. Так, вслед за отрицанием абсолютного характера и безграничности свободы, возникает вопрос: так каковы же рамки свободы? До какой степени закон может ограничивать свободу? Божественно инспирированная и западная культуры дают на эти вопросы два разных ответа. Согласно западной культуре, свобода должна быть ограничена в том случае, если она угрожает материальным интересам людей.Если свобода угрожает жизни, здоровью и собственности человека, закон должен накладывать ограничения на нее. Поэтому, если с точки зрения закона сохранение здоровья необходимо, то пригодная для питья вода не должна быть отравлена, ибо это создаст угрозу жизням людей, наложение ограничений на такого рода свободу допустимо, ибо таким свободам стоит ставить препоны во имя безопасности индивидуумов.Несомненно, этот закон приемлем для всех. Тем не менее, в случае, если [то или иное] действие посягает на целомудрие, внутреннюю чистоту и духовные ценности людей, и загрязняет душу человека, должен ли закон препятствовать ему или нет? Именно здесь начинаются разногласия между Божественно инспирированной и западной культурами. С сакральной точки зрения, человек движется в сторону Божественного и вечного совершенства, а закон предназначен для того, чтобы проложить путь к этому странствию, устраняя все затруднения на этом пути (с этой точки зрения, тот Закон, к которому мы обращаемся, является правовым и административным, исполнение которого должно быть гарантировано правительством, равно как и исполняться индивидуумом. Это значит, что мы не имеем в виду этические вопросы в данном случае).Отвечая на вопрос, должен ли закон предотвращать что-либо, что вредит внутренней жизни человека, Божественно инспирированная культура настаивает, что это должно быть пресечено, однако западные атеистические культуры полагают, что этого делать нельзя. Если бы мы будем настоящими мусульманами и познаем Аллаха, Коран, Ислам, Святого Мухаммада (ДБАР), Святого Али (мир ему) и Имама нашего Времени (пусть приблизит Всевышний Аллах его триумфальное возвращение), то мы будем высоко ценить духовные, внутренние и не-мирские ценности.Законодатели должны принимать во внимание духовные, устремленные к Богу интересы, в то время как исламское правительство должно предотвращать то, что вредит духовным достоинствам людей, в противном случае мы последуем за западной культурой. Закон должен не только заботиться о телесном здоровье, пропитании и других аспектах материального благосостояния людей, не только предотвращать что-либо, что способствует беспорядкам и кризису в обществе, и контролировать каждое действие, угрожающее экономическим интересам или безопасности людей. Закон также должен принимать во внимание духовные аспекты жизни [человека и общества].У нас только один выбор – либо в пользу Исламского Закона, либо в пользу западного законодательства. Конечно же, в этих двух [законодательных] системах существуют общие моменты и точки соприкосновения. Это проявления того, что заключено в утверждении Повелителя Правоверных (мир ему), который сказал:«Что-то взято отсюда и что-то – оттуда, и смешалось между собой!» («Нахдж аль-балага», хутба 51)[2]Они берут что-то из исламской культуры, а нечто иное – из западной, и создают ассиметричную комбинацию. Несомненно, Ислам не приемлет такого подхода, и упрек Коран гласит:نُؤْمِنُ بِبَعْضٍ وَنَكْفُرُ بِبَعْضٍ وَيُرِيدُونَ أَن يَتَّخِذُواْ بَيْنَ ذَلِكَ سَبِيلاًأُوْلَـئِكَ هُمُ الْكَافِرُونَ حَقّاً وَأَعْتَدْنَا لِلْكَافِرِينَ عَذَاباً مُّهِيناً«Воистину, те, которые не веруют в Аллаха и Его посланников, хотят различать между Аллахом и Его посланниками и говорят: «Мы веруем в одних и не веруем в других», – и хотят найти путь между этим, являются подлинными неверующими. Мы приготовили для неверующих унизительные мучения» (Сура «Ан-Ниса’», 4:150-151).Сегодня также существуют те, которые желают смешать некоторые элементы Ислама с некоторыми аспектами западной культуры, и представить это обществу в виде «исламского модернизма». Эти люди не веруют в Ислам. Если бы они были верующими мусульманами, они бы знали, что Ислам – тотален и должен приниматься целиком. Я не могу заявлять, будто бы я принял Ислам, но я отвергаю некоторые из его требований. Поэтому нашей задачей в сфере выведения законов и в определении границ свободы является выбор между двумя [подходами к этому вопросу], и мы выбираем один из них. Мы должны принимать в расчет как материальные и мирские угрозы, так и материальные и духовные опасности в их совокупности, чтобы выработать критерии для ограничения свободы. Если бы мы остановили свой выбор на первом [подходе], мы стали приверженцами атеистической западной культуры, но мы выбрали второй, а это означает, что мы принимаем Божественно инспирированную исламскую культуру. Чем дальше мы от первого полюса, тем ближе мы к Исламу. В любом случае, два этих подхода не обладают абсолютной совместимостью. Ибо если принимать во внимание материальные интересы, и Ислам, и атеистическая западная культура стоят на том, что они должны учитываться. Например, обе культуры сходятся на том, что санитарные нормы должны соблюдаться. Но в том, что касается вопросов духовности, возникают разногласия.Когда в расчет принимаются только материальные интересы, в жизни человека возникает узкий круг ограничений его свободы, однако, если мы заговорим о духовных ценностях, следующий круг дополнит первый круг, и появится двойной круг ограничений. В результате круг запретов станет шире, чем круг свобод. Когда мы говорим о свободе, признаваемой религией, это означает не ту свободу, как ее понимают на Западе. Это означает, что она предполагает защиту духовных интересов. Мы не можем уподобляться представителям западной культуры, которые ни в чем не ограничены и полностью свободны. Мы должны чтить набор наших ценностей, касающихся духовности, подлинной человечности и вечной жизни человека. Но западная культура стоит на том, что эти ценности не имеют никакого отношения к законам общества. Политические и государственные законы вращаются лишь вокруг материальных забот общества, а то, что касается вопросов этики, не относится к сфере государственного управления. Если будет сказано, что религиозные святыни находятся в опасности, официальное лицо государства скажут: «Это не касается меня; мой долг – стоять на страже материальных интересов людей и защищать их жизни. Религия – удел семинарий и ахундов[3], они сами способны защитить их (религиозные святыни). Правительство не должно заниматься этими вопросами».Но если правительство является исламским, оно заявит: «Религия – прежде всего, а потом уже – мирские интересы».Приоритет духовных и религиозных интересов перед материальными интересамиЕсли бы мы попали в ситуацию, в которой мы были бы вынуждены выбирать между двумя ситуациями: [первая] - когда основы нашей религии будут подорваны ради экономического прогресса, и [вторая] – когда ради укрепления нашей религии мы будем вынуждены в некоторой степени пожертвовать своей экономической выгодой – каков же будет наш выбор? Мы


پیام رهبر انقلاب به مسلمانان جهان به مناسبت حج 1441 / 2020
Нет
We are All Zakzaky