?>

Замир Кабулов: сообщения о возможной продаже РФ оружия талибам – глупость

Замир Кабулов: сообщения о возможной продаже РФ оружия талибам – глупость

Сотни тысяч афганцев в условиях жесточайшего кризиса могут уже этой зимой покинуть страну и направиться в Европу, заявил спецпредставитель президента РФ по Афганистану, директор второго департамента Азии МИД России Замир Кабулов.

ИА АБНА: В эксклюзивном интервью РИА Новости он рассказал, какие меры, в том числе в контактах с США, предпринимает Москва, чтобы предотвратить масштабный миграционный кризис, будет ли Россия направлять деньги и оружие новым властям в Кабуле, и ответил на вопрос, когда будет доставлен новый груз гуманитарной помощи для Афганистана. 

– Какие у вас ожидания от предстоящей министерской встречи по Афганистану, которая пройдет в воскресенье в Исламабаде?
 
– Да, в воскресенье намечена встреча ОИС, а накануне, 18 декабря, мы соберемся расширенной "тройкой" – США уже подтвердили, что будут участвовать, пакистанский спецпредставитель тоже, Китай, возможно, будет представлен на уровне посла. Мы – расширенная "тройка" – это руководящая группа, которая должна вести за собой все международное сообщество. Мы сейчас хотим добиться минимальных задач – настоящей, неподдельной инклюзивности власти в Афганистане. И соблюдения базовых прав человека, в том числе чтобы девочки в школу ходили, получали образование. И какие-то результаты есть. Два месяца назад ни одной школы не было, а теперь в 11 провинциях талибы открыли школы. Деваться им некуда, и они понимают это. Они согласны, чтобы девушки и в университеты возвращались. Да, в раздельные классы, но это их страна, их культура, хотят раздельно, ну какая проблема, лишь бы учились. Поэтому мы все-таки будем убеждать их: давайте, соблюдайте обязательства. И хорошо, что все главные исламские страны соберутся в Пакистане и призовут их к этому, именно участники исламского мира.
 
Мы являемся наблюдателями при ОИС и не видели проекта финального документа министерской встречи, и в любом случае мы не можем на него влиять и права голоса не имеем. Но, насколько мы понимаем, все положения итогового документа будут перекликаться с итоговым документом "московского формата", где коротко, но ясно все было сказано: талибы должны обеспечить инклюзивность правительства, соблюдение прав человека.
 
У нас, кстати, скоро пойдет третья поставка гуманитарного груза в Афганистан – 18 декабря. Как раз накануне встречи ОИС три борта привезут очередную партию гуманитарной помощи в Кабул. Это такой тонкий намек: Запад только говорит о помощи афганцам. Такое ощущение, что западники ждут, когда афганские дети начнут сотнями и тысячами умирать от голода и холода, и тогда они вспомнят, что нужно свои гуманитарные декларации подкреплять делами. А мы поставляем помощь уже сейчас. Будет поставлена еда, мука, медикаменты – то, что нужно простым афганцам. Это сейчас суперзадача.
 
– В разных СМИ звучат оценки, что одной гуманитарной помощи от Москвы недостаточно, что в условиях заморозки западом афганских авуаров Россия могла бы оказать финансовую помощь, готовы ли мы предоставить Афганистану кредит?
 
– Мы можем, конечно, если президент решит. Но вы поймите, у нас что лишние деньги появились? Давайте с этим аккуратнее. Наш приоритет – оказание гуманитарной помощи, поставки продовольствия, предоставление конкретных продуктов и других вещей первой необходимости. То, за счет чего афганский народ может выжить этой зимой.
 
А по поводу финансовых обязательств и помощи Афганистану – президент России четко сказал: те, кто двадцать лет был там и довел страну до этого состояния, они и должны нести львиную долю финансовой ответственности. Ведь это вообще неприлично: они – Запад – заморозили афганские активы – это не талибские деньги, а деньги афганского народа. А Россия сейчас занимает высокоморальную позицию, мы уже помогаем Афганистану гуманитарными поставками.
 
– В своих контактах с США вы видите их готовность размораживать постепенно афганские средства?
 
– По нашим ощущениям, администрация президента (Байдена – ред.) понимает, что вся эта ситуация на имидж Соединенных Штатов бросает большую тень. Но они ссылаются на систему правосудия, когда Нью-Йоркский районный суд может заморозить авуары суверенного государства. Но как с ними вообще можно иметь дело после того, как рядовой суд может перекрывать полномочия целого государства? Вот и все.
 
– Они это понимают?
 
– Они понимают, что если случится гуманитарная катастрофа, весь мир будет обвинять в ней США. Поэтому с трудом, но удалось договориться, чтобы разморозили часть средств Всемирного банка. Изначально хотели разморозить 500 миллионов, но в итоге это вылилось в 280 миллионов на гуманитарную помощь. Это хорошо, но где реальные деньги? Афганистан отключен от SWIFT. Но наконец разрешили частным физическим лицам делать переводы. Сотни тысяч афганцев хотят какие-то деньги, хоть сто долларов, переслать своим родным в Афганистан. Но они даже этого не могут сделать, потому что Афганистан отключили от SWIFT.
 
– Если США не хотят размораживать средства, может ли их следующим шагом стать подключение Афганистана к SWIFT?
 
– Мы этого добиваемся, потому что эта ситуация создает проблемы для самих США, для исполнительной власти, которая не может напрямую оказать помощь афганскому народу, минуя талибов, потому что SWIFT отключен. Надо SWIFT включать. Да, можно выработать какие-то мониторинговые механизмы, куда эти средства будут идти. Но сейчас надо спасать афганский народ, не дожидаясь пока начнут умирать дети и взрослые. В Кабуле выпал первый снег, а зимы в последние десятилетия бывают там очень суровые. А топить нечем, есть нечего.
 
С другой стороны, Запад боится миграционных потоков. А мы им говорим – в результате такой вашей линии, в результате тех препятствий, которые вы сами придумали, когда даже ооновские структуры не могут направлять деньги, в итоге вы можете получить ситуацию, когда как минимум примерно десятая часть из 23-миллионого населения Афганистана этой зимой побежит в Европу. Поэтому давайте размораживать афганские деньги. Надо сделать все, чтобы не было нужды сотням тысяч афганских семей покидать страну – надо им помогать, чтобы они не пытались через все границы, где их обирают, прорваться в Европу, потому что они все равно прорвутся.
 
– Готовится ли какой-то визит талибской делегации в Москву?
 
– Зачем? Они сейчас приедут в Исламабад, Пакистан их пригласил на встречу ОИС. И мы им уже все сказали на прошлой встрече в Москве: нужна этнополитическая инклюзивность. Они могут власть потерять, не в обозримом будущем, но могут, если так будут продолжать себя вести. Им придется обеспечить инклюзивность. Мы, кстати, им говорим об этом без ультиматумов, спокойно – давайте, делайте. И им придется это делать.
 
– Они слышат наши призывы?
 
– Вынуждены слышать, но в то же время они не хотят делиться властью. Они тянут время, ну, дотянутся. Ведь сейчас время работает против талибов: им придется идти на уступки. Тогда и активы разморозят окончательно, и им будет легче управлять страной.
 
– В западной прессе были инсинуации о неких российских поставках оружия талибам, что Москва будет якобы договариваться об этом с новыми властями…
 
– Глупость абсолютная, мне даже в голову такая "дичь" не пришла бы. Талибам не нужно никакое оружие, у них его хватает. Там оружия американцы оставили столько, что на две страны хватит. Надо, наоборот, думать о том, чтобы талибы от безденежья не стали продавать это оружие налево и направо, особенно переносные зенитные комплексы, которые наверняка американцы побросали, когда убегали. Вот это, не дай бог, попадет в руки террористических группировок разных мастей – от Европы до Африки. Тогда будет большая беда.
 
– Решен ли уже вопрос с возобновлением работы российского генконсульства в Мазари-Шарифе?
 
– Пока нет. Это же несколько ведомств решает. Пока вопрос решается.
 
– Ранее наш посол заявлял, что Кабул будет приветствовать инвестиции российского бизнеса в экономику Афганистана, есть ли уже планы по возможному визиту бизнес-делегации из РФ в Афганистан? Или пока рано говорить?
 
– Нет еще. Чтобы ехать надо конкретику иметь. Если нас пригласят, наши компании, государственные или частные, например, к реализации газопровода TAPI – трубы поставлять, экспертиза – почему нет? Наша трубная компания с удовольствием заработает на этом. Узбекистан – оттуда есть железная дорога, там наша колея, до Пакистана. Хорошая идея. Но нет ТЭО, обоснования – как, где, сколько. И кто заплатит? Это ведь контракт на суммы не меньше 6-8 миллиардов долларов, и они должны быть гарантированы серьезными институтами типа Всемирного банка, Азиатского банка развития. Вот когда это все будет, тогда можно этим заниматься. Но это очень дорогостоящий проект, и я не до конца уверен, что он будет окупаем. Да, он полезен для Афганистана, потому что сотни тысяч людей с семьями будут "при деле", а не воевать и не в беженцев превращаться. Вот с этой точки зрения это полезный проект. Но сейчас главный вопрос – достижение устойчивой стабильности. Это приоритет.

342/


Отправьте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены звездочкой

*