Происхождение шиитов, эпоха становления и роста численности

  • News Code : 215470
  • Source : abna.ir
Первое исследование показало, что еще при жизни Пророка существовала группа, исповедовавшая преданность и последовательность Али. Затем, после смерти Пророка, это направление (ташаййу’) стало выделаться более резко в разногласиях по вопросам о халифате. Ансары говорили мухаджирам, что как от тех, так и от других должно быть по одному правителю.

Однако, мухаджиры спорили, что они более достойны власти как обладающие родством с Пророком. Когда этот спор дошел до Али, он сказал по этому поводу: «Если мухаджиры говорят правду, то она – еще в большей степени в нашу пользу (т.е., в пользу членов семьи Пророка, имамов – Т.Ч.), если же нет, то и позиция ансаров ничем не хуже». Начиная с того дня, все хашимиты и потомки Абдул Мутталиба стали выражать свою приверженность Али. К ним присоединился Зубайр бин Аль-Авам и большинство мухаджиров и ансаров. Они хотели, чтобы Али стал халифом, и резко возражали против того, что его обошли. Некоторые из таковых принадлежали к числу хашимитов, как, например, Халид бин Саад бин Аль-Ас из числа Омейядов, Салман Аль-Фарси, Абу Зарр Аль-Гафари, Аль-Микдад бин Аль-Асвад, Аммар бин Ясир и Барида Аль-Аслами. Некоторые из числа ансаров были Абу-ль-Хайсам бин Аль-Тайха, Сахль бин Ханиф, Усман бин Ханиф, Хузайма бин Сабит Зу-ш-Шахадатайн, Обай бин Кааб и Абу Аййуб Аль-Ансари.

Ибн Аби-ль-Хадид говорит в начале своего комментария к «Нахдж-уль-балага»: «Представление о преимуществе Али перед другими – весьма древнее, и многие и сахабов и табиин придерживались его. Среди сахабов – Аммар, Аль-Микдад, Абу Зарр, Салмман, Джабир бин Абдуллах, Убайй бин Кааб, Музайфа, Барида, Абу Аййуб, Сахль бин Ханиф, Усман бин Ханиф, Абу-ль-Хайсам бин Ат-Тайха, Хузайма бин Сабит, Абу-т-Туфейль Амир бин Василя, Аббас бин Абд-уль-Мутталиб и его сыновья, все хашимиты, все мутталибиты, хотя Зубайр исповедовал это вначале, но затем отказался от своего убеждения. Среди Омейядов также были люди, которые это говорили, как Халид бин Саад бин Аль-Ас и Умар бин Абдул-Азиз». После этого утверждения Ибн Аби-ль-Хадид упоминает о человеке в Нуфе, который поклялся, что если Али – не лучший из людей после Пророка, то он разведется со своей женой, чему воспротивился его тесть.

Обоих привели к Умару бин Абдул-Азизу, который издал вердикт, что его жена следовала убеждениям Омейядов. Это – долгое повествование и за деталями можно обратиться к упомянутому выше комментарию. Тогда сказал Ибн Аби-ль-Хадид: «И те из числа табиин, что исповедовали, что Али – лучше остальных, были велики числом, среди них – такие как Увайс Аль-Карами, Зайд бин Субан, его брат Саасаа, Джандуб-аль-Кайр, Убайда Ас-Салмани и проч., и проч.» Среди омейядских правителей, за исключением Муавии, самым молодым, склонявшимся на сторону Алавитов, был Умар бин Абдул-Азиз, который запретил проклинать Али во время пятничных проповедей, возвратил Фадак детям Фатимы и, когда в его присутствии разбиралось дело вышеупомянутой женщины, с которой поклялись развестись, он выразил уже описанное выше мнение (т.е., подтвердил свою склонность отдавать предпочтение алавитам – Т.Ч.). Когда Шариф Ар-Рази проходил мимо его могилы в Даир Самаан, он произнес несколько поэтических строчек панегирика:

О, сын Абдул-Азиза, если когда-либо плакали наши глаза

По кому-нибудь из Омейядов, то они плакали по тебе,

Ты спас нас от проклятий, и если бы

Было возможным вознаградить тебя, они бы так поступили.

О, лучший из усопших потомков Марвана,

Да не обрушатся на тебя испытания Даир Самаана.

Мнение Ибн Аби-ль-Хадида о том, что Зубайр отказался от своей поддержки Али и отрекся от веры в его превосходство, является неверным. Он выступил против него (Али) только ради поддержания собственного политческого веса или из желания отомстить за смерть Усмана, или, как обычно говорится, из-за ошибочности суждения.

«Ад-дараджат-ур-рафиа» говорят в этой связи: знайте, что большинство сахабов (сподвижников) сгруппировалось вокруг Повелителя Верующих (Али) и не искало других путей. Все сообщения сходятся на том, что большинство сподвижников было на его стороне во всех его войнах. Аль-Масуди говорит в «Мурудж-уз-захаб»: «Среди тех, кто был свидетелем битвы при Сиффине на стороне Али, были 76 присутствовавших в битве при Бадре. Среди них были также 17 мухаджиров и 70 ансаров. Все те, кто принес присягу во время Байат-уш-шаджара и присутствовал при этом, были числом 900, а общее число сахаба, свидетельствовавших его битвы на его стороне, было 2800». Согласно «Сират-уль-Халабийа», «Некоторые из них говорили, что свидетельствовали битву при Сиффине на стороне Али вместе с 800 людьми из числа Байат-ур-ридван, из которых 63 было убито, включая Аммара бин Ясира».

Аналогично, согласно «Марудж-уз-захаб»: Али вышел из Верблюжьей битвы вместе с 700 всадниками, включая 400 из числа мухаджиров и ансаров – 70 принимавших участие в битве при Бадре и другие из числа сахабов... Из числа обитателей Медины группа ансаров присоединилась к Али, включая Хузайму бин Сабита, Зу-ш-шахадатайн. «Мурудж-уз-захаб» затем описывает вступление Али в Басру. Он говорит: «Абу Халифа Аль-Фадль бин Ан-Наавб Аль-Джамхи сообщает со слов Ибн Айши, Маана бин Исы, Аль-Мунзира бин Аль-Джаруда: когда Али вошел в Басру, я вышел, чтобы увидеть его. Туда прибыла тысяча всадников, возглавляемых рыцарем, восседавшим на сером коне, в белом одеянии и с обручем на голове, вооруженным мечом с монограммой, а что касается тюрбанов, то большинство из них имели белые либо желтые чалмы, и были полностью вооружены.

Я спросил об их лидере, и мне сказали, что это – Абу Аййуб Ансари, за которым следует группа ансаров и остальных. За ними последовал другой всадник, с желтым обручем на голове и в белых одеждах, вооруженный мечом и накинутым через плечо луком, со знаменем в руках. Его лошадь была белой и за ним следовали около тысячи всадников. Когда я спросил о нем, мне сказали, что это был Хузайма бин Сабит Аль-Ансари, Зу-ш-шахадатайн. Затем мимо проследовал еще один рыцарь на бурой лошади, в желтом тюрбане, под которым была белая шапочка и белый капюшон, вооруженный мечом и луком, в окружении примерно тысячи всадников и со знаменем в руке. Я спросил о нем, и мне сказали, что это был Абу Китада бин Рабаи. За ним проследовал еще один рыцарь на сером коне, в белых одеждах и черном тюрбане, излучающий достоинство и благодушие, его голос, когда он цитировал Коран, звучал громко, и был он вооружен мечом и луком, привязанными по бокам.

В руке он держал белый флаг и следовала за ним тысяча человек в тюрбанах различного цвета – старые, средних лет и молодые – со следами от земных поклонов (суджудов) на лбу. Я спросил, кто это был, и мне сказали, что это – Аммар бин Ясир в споровождении мухаджиров и ансаров и их сыновей. Затем проследовал другой рыцарь, на белом коне, облаченный в белую одежду, белую шапку и желтый тюрбан, вооруженный мечом, и ступни его ног достигали земли, в сопровождении тысячи человек, большей частью носящих желтые и белые тюрбаны. С ними было белое знамя. Я спросил, кто это был, и мне сказали, что это – Кайс бин Саад бин Ас, в сопровождении ансаров, своих соплеменников и членов племени Кахтан. Затем выступил еще один всадник, восседавший на коне с белым лбом, лучшем, чем все виденные мной до этого, облаченный в белые одежды и черный тюрбан, и со знаменем в руке. Я спросил о нем и мне сообщили, что это – Абдулла Ибн Аль-Аббас, в сопровождении группы сахаба.

Затем выступил еще один, напоминающих предыдущих. Когда я спросил о нем, мне сказали, что это – Касм бин Аль-Аббас или Саад бин Ас. За ними следовало множество всадников и знаменосцев, и были они настолько скученны, что их копья касались одно другого. Затем проследовала другая группа людей, вооруженных различными видами оружия и облаченных в кольчуги. Они несли различные флаги и знамена, и были поглощены своим шествием вперед. Их вел за собой хорошо сложенный и крепкий человек, взгляд его прикован к земле, в сопровождении двоих очень красивых молодых людей справа и слева от него. Я спросил о том, кто они такие, и мне сказали, что человек в середине – это Али бин Аби Талиб, а справа и слева от него – его сыновья, Хасан и Хусейн. С ними был Мухаммад бин Ханафийа, который держал крупный флаг. За ним шел Абдуллах Ибн Джафар ибн Аби Талиб, и с ним были сын Акиля и еще один молодой человек из племени Бану Хашим. Затем следовали старые ветераны битвы при Бадре, из числа мухаджиров и ансаров». Этой цитаты достаточно для нашей цели. Однако, следует упомянуть, что в этот период раннего Ислама цвета тюрбанов не имели специального значения.

Ас-Сайид Али Хан Аш-Ширази Аль-Мадани детально описывает шиитов среди сахаба в своей книге «Рафи-уд-дараджат фи табакати-ш-шиа», и этому он посвятил две главы. В первой главе он приводит имена сахаба, принадлежащих к племени Бану Хашим, а во второй главе он упоминает тех, кто принадлежал к числу сахаба, но не к числу Бану Хашим. В перв


پیام رهبر انقلاب به مسلمانان جهان به مناسبت حج 1441 / 2020
Нет
We are All Zakzaky