Мосул после ДАИШ и позиции иностранных игроков

  • News Code : 817625
  • Source : irib.ir
Коротко

Мосул после ДАИШ и позиции иностранных игроков

Иранский политолог сейед Рази Эмади, эксперт по проблемам арабского мира, считает: "Ирак после вторжения США в 2003 г. и захвата террористами ДАИШ части иракской территории в июне 2014 г., превратился в поле военно-политического соперничества иностранных игроков".

Террористы ДАИШ с июня 2014 г. проникли в Ирак и захватили большую часть территории этой страны. Во время нападения террористов на Ирак политические группировки в стране спорили из-за назначении нового премьер-министра. Политический вакуум, возникший в Ираке из-за внутренних разногласий, позволил боевикам ДАИШ достичь быстрого успеха и захватить ряд городов и районов этой страны страны. В первый год проникновения ДАИШ в Ирак не были приняты серьезные меры по борьбе с этим явлением, угрожавшим безопасности и территориальной целостности Ирака. Во второй половине 2015 г., однако, началось более активное противостояние террористам ДАИШ. Но серьезную борьбу с ДАИШ спланировали в начале 2016 г., и реализовали во второй половине того же года в виде операций по освобождению провинции аль-Анбар. Тем не менее, наиболее важной частью борьбы с террористами ДАИШ в Ираке является операция по освобождению Мосула, административного центра северной провинции аль-Анбар, начавшаяся 17 октября 2016 г. по приказу премьер-министра Ирака Хайдера аль-Аббади. Битва за Мосул 17 февраля 2017 г. вступила в пятый месяц.

Есть несколько причин промедления с операцией по освобождению Мосула, главная из которых связана с вопросом управления Мосулом после ДАИШ, так как каждый из внутренних и зарубежных игроков придерживается особой позиции по этому вопросу. Именно это способствовало тому, что в Ираке возникла напряженная и сложная ситуация. На последнем этапе операции по освобождению Мосула от террористов, сторонники Муктады Садра выступили с акцией протеста в Багдаде, в результате чего к проблеме терроризма прибавилось еще социально-политическое недовольство. Битва за Мосул, считающаяся своего рода "концом" присутствия группировки ИГИЛ или ДАИШ в Ираке, имеет большее значение для внутренних и зарубежных игроков, нежели протесты сторонников Муктады Садра, так как избранная модель управления Мосулом после ликвидации ДАИШ может быть обобщена в известной мере и на весь Ирак. Поэтому освобождение Мосула можно назвать прекращением "исламского государства" ДАИШ в Ираке, но не самого существования группировки в этой стране. По мнению аналитиков, ДАИШ после освобождения Мосула ослабнет, но не исчезнет.

США являются самым главным надрегиональным игроком, принимающим участие в операции по освобождению Мосула. США в 2003 г. вторглись в Ирак для свержения саддамовского режима, но после решительных протестов правительства Нури аль-Малики были вынуждены покинуть иракскую территорию к концу 2011 г., а это никак не соответствовало долгосрочным интересам американцев. Так, Вашингтон искал новый повод для возвращения в Ирак, и такую возможность создало для них появление ДАИШ. Исходя из этого, существует даже мнение, что захват Ирака боевиками ДАИШ стал возможным из-за предательства некоторых внутренних элементов и их координации с США.

То, что утешает США в вопросе их присутствия в Ирак под военным прикрытием, является смена поколения силовых и политических властей в Багдаде. Американцы после свержения саддамовского режима попытались оказать влияния на первое поколение должностных лиц этой стран, таких как Джалал Талибани и Ахмед Чалби, но не преуспели в этом. Теперь же, принимая во внимание то, что первое поколение иракских должностных лиц либо погибли, либо из-за болезни и престарелости сошли с политической сцены, США рассчитываются оказать влияние на новое поколение властей Ирака и осуществить свои планы через них (вероятно, на парламентских выборах 2018 г. будут задействованы и новые фигуры). Стратегия США по управлению Мосула после ДАИШ направлена на то, чтобы большой контингент американских войск остался в Мосуле. Наряду с этим, хотя США настаивают на ключевой роли центрального правительства Ирака, в то же время добиваются уступок от официального Багдада, поднимая такие вопросы, как передача управления Мосулом иракским курдам и возвращение к власти таких лиц, как отстраненный губернатор провинции Найнава Эсил ан-Нуджайфи.

Другими игроками, влияющими на ситуацию в Ираке, являются Исламская республика Иран, Турция и Саудовская Аравия. Иран можно назвать единственным зарубежным игроком, который конкретно и четко выступает за сохранение территориальной целостности Ирака и передачу власти в Мосуле после ликвидации ДАИШ центральному правительству этой страны, а также против передачи власти в Мосуле другим группировкам.

Что касается Турции, эта страна постаралась проникнуть в северный Ирак еще до начала битвы за Мосул и разместила даже армейский контингент на базе Баашика, к северу от Мосула, что даже вызвало споры между турецким президентом Реджеп Тайипом Эрдонагом и иракским премьером Хайдером аль-Аббади.

Турция добивается наращивания своего политического и экономического влияния в Ираке, причем эта политическая операция началась в 2005 г. с подачи США и при содействии иракских курдов. Турция пытается реализовать свои амбиции в Ираке, провоцируя этническую рознь в Талл-Афаре, претендуя на защиту прав этнических туркменов и прибегая к религии в поддержу мусульман-суннитов в Мосуле, а также называя силы народного ополчения Ирака "террористами". Хотя после того, как иракские войска взяли в окружение базу Баашика, Турция не сумели осуществить какие-либо вылазки, а угрозы Эрдогана так и не реализовались заявления властей Турции показывают, что они проводят курс на управление провинцией Найнава с акцентом на арабов суннитского толка. Точнее говоря, Анкара желает, чтобы Мосулом управляли протурецкие местные силы.

Саудовская Аравия, хотя и не принимает непосредственного участия в битве за Мосул, всегда практикует особый подход к развитию событий в Ираке. Эр-Рияд с самого начала присутствия шиитов в органах власти в Ираке прилагал максимум усилий к тому, чтобы очернить облик шиитов. Подтверждением тому – их попытка лишить премьер-министра Нури аль-Малики вотума доверия во втором сроке его правления и поощрение иракских курдов к отказу от коалиции с шиитами. После открытия саудовского посольства в Багдаде и консульства в Иракском Курдистане (г. Эрбиле) Саудовской Аравии стало легче. Режим Сауда пользуется большим влиянием в западных провинциях Ирака и поэтому в последние годы использовал такие местные и политические фигуры, как Эсил ан-Нуджайфи и Рафи аль-Исави, которые имеют свои амбициозные планы в провинциях Найнава и аль-Анбар. Саудовский режим, подобно Турции, желает управления провинцией Найнава под началом арабов суннитского толка, а также образования суннитской автономии, состоящий из двух провинций аль-Анбар и Найнава. Если бы не было вмешательства таких иностранных игроков, как США, Турции и Саудовской Аравии, во внутренние дела Ирака, в том числе решение об участи Мосула после ДАИШ, операция по освобождению Мосула от террористов ДАИШ уже давно завершилась бы. Можно смело сказать, что окончательное освобождение Мосула от присутствия ДАИШ будет началом другой проблемы в Ираке вокруг способов и характера управления Мосулом и более серьезного вмешательства таких региональных и надрегиональных игроков, как США, Турция и Саудовская Аравия.

135


Отправьте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены звездочкой

*

Mourining of Imam Hossein
پیام امام خامنه ای به مسلمانان جهان به مناسبت حج 2016
We are All Zakzaky
telegram